Медведь и Лиса

медведь и лисаДавным-давно в одном лесу Медведь с Лисою жили и, говорят, дружили. Прошло много лет, еще один год — постарел Медведь и занемог. А был у них большой припас: по кадке мёда и масла. Это добро у них далеко было запрятано, и решено было его есть вместе, когда состарятся.
В одно прекрасное утро встаёт Лиса и тайком уходит. Целый день ждал куму хворый Медведь, а её всё нет. Лишь поздно вечером возвернулась она.
—    А где, кума, так долго была?— спрашивает Медведь.
—    У моего друга жена родила, и ходила я в деревню младенцу имя дать.
—    Кого бог дал — сына или дочь?
—    Сын родился.
—    И как же ты назвала его?
—    Початочек!
—    Ну, а мне гостинцев ты не принесла?
—    Не было на столе ничего такого жирного, что бы тебе понравилось.
—    Э-эх, кума, кума,— вздыхает Медведь.— Ты, конечно, сыта, а мне-то каково?

Медведь и Лиса

Идёт тогда Лиса и поблизости да по окрестности собирает объедки всякие и Медведю несёт. А что Медведю остаётся делать — грызёт бедняга.
В один прекрасный день встаёт Лиса с первыми петухами и на цыпочках выбирается на волю. И в этот раз направилась прямёхонько к мёду-маслу, нализалась досыта и к вечеру домой пришла.
—    Здравствуй, друг Медведь, здоров ли был?
—    Неможется, кума... А ты сама где ходила весь божий день?
—    В гостях была,— отвечает Лиса.
—    У кого?
—    У друга моего жена родила, и ходила я в деревню младенцу имя дать.
—    Ай-яй, везёт же тебе... А что ж меня с собою не взяла?
—    Они ведь, кум, меня лично пригласили! Как же ты придёшь незваным гостем?
—    Хорошо, что ли, потчевали-то?
—    Очень славно, угощали сладко.
—    А кого ж бог дал — сына или дочь?
—    Сын родился.
—    И как назвали?
—    Серёдышек.
—    Славное имя. Вот только жаль, что ничегошеньки ты не принесла.
—    Да как же, кум, можно? Полон дом гостей, и детей у них много...
Сказав так, кума улеглась и заснула. А Медведь голодный, живот пустой, как барабан. Лиса отдохнула часок-другой, затем собрала поблизости да по окрестности всякие отбросы да огрызки. А что Медведю остаётся делать, сам-то хворый, и тому доволен.

татарские сказки

Через неделю-другую Лиса опять с утра пропала, мёд с маслом долизала, домой вернулась.
—    Где была?
—    В гостях.
—    У кого?
—    У моего друга жена родила. Вот я и ходила в деревню младенцу имя дать.
—    Кого судьба дала — сына или дочь? И как назвала?
—    Сына. Поскрёбышком будет имя.
—    А мне ничего не принесла?— чуть не плачет Медведь.
—    Вот, немного дали гостинцев. «Пусть не обижается, что мало»,— они говорят.
Лиса на этот раз принесла куму чёрствого хлеба, тоненько намазанного мёдом-маслом.
—    Спасибо, что вспомнили,— сказал Медведь.
—    Пусть их дети будут счастливы!
Лиса долго так гуляла, не зная горя, а наш Медведь от худой жизни совсем ослаб. И однажды перед сном так говорит Лисе:
—    Кума, ведь есть у нас большой запас, который на чёрный день припрятан. Придётся его затронуть. Иначе я ноги протяну.
—    Ладно,— говорит Лиса.— Сходим. Завтра и пойдём.
Утром встают они и к тайнику идут. Смотрят — пустые кадки, ветер в них гуляет.
—    Эх, кума, каждый божий день ты где-то пропадала, видать, твоя работа,— говорит Медведь, разозлившись на Лису.
—    Нет, я не ела,— отвечает Лиса, глазом не моргнув.— А может быть, это ты, когда я в гостях была, всё сам съел!
—    Да как я мог, кума? Знаешь сама — хворый лежу,— говорит Медведь.
—    Ладно, ладно, не будем спорить, давай проверим. Ляжем вот здесь на солнышке и будем ждать. У кого на животе вытопится мёд и масло — тот и виноват.
Лиса и Медведь легли рядышком, поставив животы на солнце. Разморило Медведя, и он заснул. А Лисица не спит. Встала она тихонько, наскребла мёда-масла из донышек и намазала куму на живот.
—    Вставай, Медведь, хитрец ты эдакий! Говорила я, что ты съел мёд и масло — и правда! Вон на животе всё вытопилось.
Сказав так, Лиса ушла — бросила больного друга.

татарские сказки

Татарская народная сказка Медведь и Лиса
Перевод И. Миннеханова

 

 


Спасибо

Разработчикам сайта!!!

Поделиться

Мы в социальных сетях

 в одноклассниках на facebook в контакте

tatshop
utyugi scarlett-sc-135 polaris-2262