Сылу-краса - серебряная коса

 В давние-давние времена в одном далёком городе жила одна бедная женщина. И был у неё единственный сын, который смолоду научился из лука метко стрелять. Лет в пятнадцать начал он ходить в леса да в луга: подстрелит дичь и принесёт домой. Так они вот и перебивались.

слушать онлайн Сылу-краса - серебряная коса


Жили они, как и все бедняки, на самой окраине города. А в центре города, рядом с дворцом падишаха, было, говорят, довольно большое озеро. И однажды сын этой женщины решил сходить на охоту к тому самому озеру, что возле дворца плещется. «Меня же не повесят за это, — думал он. — А уж если даже повесят, — терять нечего». Дорога неблизкой была. Пока он добрался до озера, солнце уже за зенит перевалило. Сел джигит в камышах, приладил стрелу, натянул тетиву, стал дожидаться. Вдруг из высоких камышей утка выпорхнула и полетела прямо над головой охотника. Да не простая утка, а утка — жемчужные перья. Не растерялся джигит, спустил тетиву, и упала утка — жемчужные перья к его ногам. Подумал джигит, подумал и решил отнести эту утку падишаху. Как решил, так и сделал. Падишах услышал, какой подарок ему несут, велел пропустить джигита к нему. А увидев утку — жемчужные перья, так обрадовался, что велел дать охотнику мешок денег.
Кликнул падишах портных, и они сшили ему из жемчужного пуха и жемчужных перьев такую шапку, о какой никто из падишахов и мечтать не смел.

Сылу-краса - серебряная коса

А завистливым визирям, хоть и богатые они были, стало жалко, что мешок денег им не достался. И затаили они злобу на джигита, решили погубить его.
— О падишах, — сказали они своему повелителю, — жемчужная шапка— это хорошо, но что значит жемчужная шапка, если нет жемчужной шубы?
— Где же взять такую шубу? — спросил падишах.
— О повелитель,— ответили визири, — такую шубу можно сшить из ягнёнка — жемчужная шёрстка.
— А где же взять такого ягнёнка? — загорелся падишах.
— Тот, кто раздобыл утку — жемчужные перья, добудет и ягнёнка — жемчужная шёрстка, — подсказали падишаху визири.
И в тот же день джигит был доставлен во дворец падишаха.
— Ты подарил мне утку — жемчужные перья, так добудь и ягнёнка — жемчужная шёрстка. Денег из казны возьми, сколько надо, но без ягнёнка не возвращайся, не то велю тебя казнить.
Так сказал падишах, а с падишахами не спорят.
Пошёл джигит опечаленный домой, встречает его мать и спрашивает:
— Что, сынок, невесел? Уж не заболел ли? Может, падишах что сделать приказал?
И тут рассказал сын матери о приказании падишаха. Успокоила его мать:
— Не горюй, сынок, земля велика, земля богата: есть на ней и ягнёнок — жемчужная шёрстка, есть и другие чудеса. Бери свой лук и стрелы, я благословляю тебя, и отправляйся смело в путь. А уж чему быть, того не миновать.
Купил джигит коня самого лучшего, приторочил к седлу провианту, взял свой лук да стрелы, отправился в путь-дорогу.
Долго он ехал, счёт дням потерял. И привела его дорога в тёмный лес к маленькой избушке. Постучал он в дверь, вошёл, а там старушка — седая, горбатая, а глаза добрые. Поздоровался джигит с хозяйкой, рассказал о своей беде. Старушка ему и говорит:
— Ты, сынок, отдохни у меня, переночуй, и хотя сама я тебе ничем помочь не могу, но покажу дорогу к своей сестре. Она-то тебе и поможет.
Переночевал джигит у доброй старушки, поблагодарил её, вскочил на коня и поехал дальше. 
Едет он по указанной дорожке день, едет ночь, доскакал, наконец, до чёрного пыльного поля. Стоит посреди поля ветхая избушка, и ведёт к ней тропка.
Постучал джигит в дверь, вошёл, а там старушка — такая старенькая, такая седенькая, вся согнувшаяся, а глаза добрые. Поздоровался с ней джигит, о житье-бытье расспросил, и ответила она ему:
— Видно, неспроста, сынок, пришёл ты в такую даль. Верно, дело у тебя трудное. Уж больно редко кто сюда захаживает. Ты не таись. Если смогу, я тебе помогу.
Вздохнул джигит и говорит:
— Да, бабушка, трудное дело свалилось на мою бедную голову. Далеко отсюда тот город, где я родился, где сейчас матушка моя. Отец мой умер, когда мне и года не исполнилось, и вырастила меня матушка одна: баям еду варила, их одежду стирала, их дома прибирала. А я, чуть вырос, охотником стал. Подстрелил я однажды утку — жемчужные перья, подарил её падишаху. А теперь ему понадобился ягнёнок — жемчужная шёрстка. «И такова, говорит, моя речь — принесёшь или голову с плеч». Вот и ищу я этого ягнёнка — жемчужная шёрстка. Не жить мне без него.
— Э-э, сынок, не печалься, — говорит старушка, — утром что-нибудь придумаем. Отдохни, переночуй. Пораньше встанешь, веселее взглянешь, за чем пойдёшь, то и найдёшь.
Так джигит и сделал. Поел, попил, переночевал, пораньше встал, веселее стал. Собрался он в дорогу, поблагодарил старушку. А старушка говорит ему на прощанье:
— Езжай, сынок, вон по той дорожке. Там живёт сестра моя. Поля у неё неоглядные, леса необозримые, стада несметные. Найдётся в тех стадах ягнёнок — жемчужная шёрстка, непременно найдётся.
Поклонился джигит доброй старушке, сел на коня и поехал. День едет, ночь едет... Вдруг видит — на зелёном лугу стадо несметное. Привстал джигит на стремена, заприметил ягнёнка — жемчужная шёрстка, схватил его, взвалил на коня и поскакал в обратную сторону. Долго он ехал, счёт дням потерял и добрался, наконец, до родного города, направился прямо во дворец падишаха.
Как увидел падишах ягнёнка — жемчужная шёрстка, так от радости щедро вознаградил джигита.
Вернулся джигит домой, радостно встретила его мать, и зажили они припеваючи.
А падишаху портные сшили чудесную шубу из шкуры ягнёнка — жемчужная шёрстка, и он ещё больше загордился своим богатством и захотел похвастаться перед другими падишахами. Пригласил он к себе падишахов всего края. Падишахи потеряли дар речи, увидев не только шапку из утки — жемчужные перья, но и шубу из шкуры ягнёнка — жемчужная шёрстка. Так прославил своего падишаха сын бедной когда-то женщины, что не мог он не пригласить и джигита к себе на пир.
И поняли жадные визири, что если не изведут они джигита, падишах может приблизить его к себе, а о них и думать забудет. Пошли визири к падишаху и говорят:
— О, великий из великих, славный из славных и мудрый из мудрых! Падишахи всего края с почтением относятся к тебе, боятся тебя. Однако можно было бы и приумножить славу твою.
— Да что же мне делать для этого? — удивился падишах.
— Конечно, — сказали визири, — и шапка у тебя есть из утки — жемчужные перья, и шуба из ягнёнка: —жемчужная шёрстка, но не хватает тебе Самой Главной Жемчужины. Вот была бы у тебя она, тогда бы ты в десять раз больше прославился, а то и в сто раз.
— А что это за жемчужина такая? И где её раздобыть? — рассердился падишах.
— О, падишах, — обрадовались визири, — никто не знает, что это за жемчужина такая. Но говорят, есть она. Узнать о ней можно, только когда добудешь её. Пусть раздобудет Самую Главную Жемчужину тот, кто принёс тебе жемчужную шапку и жемчужную шубу.
Призвал к себе падишах джигита и говорит:

татарские сказки

— Слушай волю мою: ты принёс мне утку — жемчужные перья, добыл ягнёнка — жемчужная шёрстка, так достань и Самую Главную Жемчужину. Денег я тебе не пожалею, но если в срок ты мне её не достанешь, не сносить тебе головы!
Пошёл джигит домой опечаленный. Да делать нечего. Простился джигит со старушкой матерью и отправился в путь дорогу, искать Самую Главную Жемчужину. 
Долго ли, коротко ли ехал он на коне, пока не привела его дорога снова в тёмный лес к маленькой избушке, к горбатой старушке. Встретила она его как старого знакомого.
Рассказал ей джигит о своей беде. Успокоила его старушка:
— Не горюй, сынок, поезжай по знакомой дороге к моей сестре, она тебе поможет.
Переночевал джигит у доброй старушки, поклонился низко и поехал дальше. 
День прошёл — ночь настала, ночь прошла — солнце встало, видит джигит чёрное поле, а посреди поля ветхая избушка. И здесь его встретила знакомая старушка, сестра той, от которой он ехал. Рассказал ей джигит о своей беде.
— Не горюй, сынок, — сказала старушка, — я тебе помогу. Там, где нашёл ты ягнёнка — жемчужная шёрстка, там ты найдёшь и Самую Главную Жемчужину. Это — девушка Сылу-краса, серебряная коса, жемчужные зубки. Живёт она у нашей самой старшей сестры, самой богатой сестры. Хранит её сестра наша за семью заборами, за семью запорами, за семью стенами, за семью дверями, под семью крышами, под семью потолками, за семью окнами. Живёт там девушка, не видя ни света солнечного, ни лунного луча. Так вот что ты сделай: стражникам одежду подари, кость, которая лежит перед быком, отдай собаке, а сено, что лежит перед собакой, отдай быку. Как только ты всё это сделаешь, все запоры спадут, ворота и двери откроются, и попадёшь ты в темницу, там увидишь девицу, Сылу-красу, серебряную косу, жемчужные зубки, бери её за руки, выводи на свет, сажай на коня и гони его, что есть мочи. А сейчас езжай, сынок, вон по той дорожке.
Поклонился джигит доброй старушке и поскакал. И день скакал, и ночь скакал. Доскакал до высокого забора, встречает его стража — вся в лохмотьях, собака на сено лает, а бык кость бодает. Джигит стражникам одежду дал, собаке кость положил, быку — сено, и открылись перед ним все ворота и двери. Вбежал джигит в темницу, взял за руки девицу, а как глянул на неё, чуть рассудка не лишился — такая была красавица. Но тут же он опомнился, взял красавицу на руки, выскочил за ворота, вскочил на коня и ускакал вместе с девушкой.
Пусть пока едут джигит и Сылу-краса — серебряная коса, а мы заглянем к старухе. 
Проснулась наутро старуха и видит: девушки-то и след простыл. Кинулась она к стражникам, а те в новой одежде щеголяют. Она их ругает, а они отвечают:
— Мы тебе верой-правдой служили, всю одежду износили, а ты забыла про нас. Вот мы и открыли ворота тому, кто одел нас по-людски.
Бросилась она к собаке, стала её ругать, а собака вдруг отвечает человеческим голосом:
— Ты передо мною сено положила и хочешь, чтобы я тебя сторожила. А мне хороший человек кость дал, да разве буду я на него лаять?
Набросилась было хозяйка на быка, а он знай себе сено жуёт, ни на что внимания не обращает.
Побежала тогда старуха к своей сестре, налетела на неё с упрёками:
— Кому ты, такая-сякая, тайну выдала про Сылу-красу — серебряную косу, жемчужные зубки? Ведь никто, кроме тебя, не знал о ней!
— Не злись, не сердись, — отвечает ей старушка, — ты мне от богатства твоего и спички не дала, а добрый джигит и слово ласковое сказал, и подарки оставил. Не в темнице сидеть такой жемчужине, как Сылу, а с храбрым джигитом ехать к нему на родину.
И ушла ни с чем злая жадная старуха.
А джигит скакал с красавицей в свой город и все расступались, давая ему дорогу. Как увидел падишах Сылу-красу, чуть рассудка не лишился, понял, что она действительно Самая Главная Жемчужина. Созвал он тут визирей своих и объявил им своё решение жениться на ней.
Но услышал в ответ:
— Нет, падишах, неровня я тебе. Ты богат, а я дочь бедняка. Украла меня злая женщина, держала за семью заборами, за семью запорами, за семью стенами, за семью дверями, под семью крышами, под семью потолками, за семью окнами. Не видела я ни света солнечного, ни лунного луча. Спас меня славный джигит, я полюбила его, а он любит меня, и принадлежать я могу только ему. Станете упорствовать, он вам всем головы поснимает.
Падишах и визири его убежали в великом страхе.
И джигит, говорят, сам падишахом стал. Жили они долго и счастливо.
татарские сказки
Татарская народная сказка
Сылу-краса - серебряная коса

Спасибо

Разработчикам сайта!!!

Поделиться

Мы в социальных сетях

 в одноклассниках на facebook в контакте

tatshop
utyugi scarlett-sc-135 polaris-2262